Власть во вселенной. «Монархия» Данте в иллюстрациях Эрнста Неизвестного

Власть во вселенной. «Монархия» Данте в иллюстрациях Эрнста Неизвестного

Обложка: © Ernst Neizvestny / Издательство «Наука»

Источник: Лев Фадеев. Власть во вселенной. «Монархия» Данте в иллюстрациях Эрнста Неизвестного // Журнал «Веси». Екатеринбург: издательство «Банк культурной информации». — №1-2, 2022.

Лев Фадеев

Власть во вселенной.
«Монархия» Данте в иллюстрациях Эрнста Неизвестного

Данте Алигьери. «Малые произведения». 1968. Издательство «Наука». Художник — Эрнст Неизвестный
© Ernst Neizvestny / Издательство «Наука»

В 1968 году издательством «Наука» была выпущена книга «Данте Алигьери. Малые произведения» с иллюстрациями Эрнста Неизвестного. В неё вошли многие известные произведения итальянского писателя, за исключением «Божественной комедии». В их числе «Новая жизнь», письма, стихотворения и работа «Монархия» — трёхчастный труд о природе власти. К последней Неизвестный сделал четыре иллюстрации (они помещены во врезках на отдельных страницах).

Данте так определяет светскую монархию: «Светская монархия, называемая обычно империей, есть единственная власть, стоящая над всеми властями во времени и превыше того, что измеряется временем»[1], то есть фактически выводит её за понятие исключительно общественного и государственного («считать же, что существует цель того или иного государства, но не существует единой цели для всех них, — глупо»[2]), возводя в философскую категорию. В своём трактате Данте пытается ответить на ряд вопросов, в частности, о том, «необходима ли монархия для благосостояния мира (всеобщий мир, по мнению поэта, — «это наилучшее из того, что создано для нашего блаженства»[3] – прим.) — и от кого зависит её авторитет: от Бога или от «служителя Бога или его наместника»[4].

В трактате Данте доказывает необходимость и разумность существования монархии с помощью логических доводов и ссылок на труды некоторых авторитетов древности, в том числе греческих, например, Гомера[5].

При этом Данте полагает, что «всё политическое находится в нашей власти» и является полем для конкретных действий[6]. Человечество же в целом с присущей ему политической организацией составляет только «некую часть по отношению ко всей вселенной»[7], то есть вписано в общий континуум.

Эрнста Неизвестного также интересовали космологические идеи, что, вероятно, повлияло на характер иллюстраций к «Монархии». Первая, представленная в произведении графическая работа состоит из нескольких сфер, собирающих в себя человеческие фигуры и лица (рис. 1). Над ними – лицо с закрытыми глазами, помещённое в форму, напоминающую глаз. От лица и глаза исходят лучи, окружающие или пронизывающие сферы (власть может как оберегать, так и уничтожать).

Иллюстрация Эрнста Неизвестного к книге «Данте Алигьери. Малые произведения», 1968
© Ernst Neizvestny

Следующая иллюстрация также космологична, но уже в метафорическом смысле (рис. 2). Мощная фигура (вероятно, правитель) держит на себе пространство, состоящее из человеческих фигур (лиц и тел), которое замещает ей голову, прорастая из фигуры слово дерево. Как отмечал в своей неопубликованной по данным на 2021 год статье «Эрнст Неизвестный, творец новой архаики» (на французском исследование вышло в 1975 году[8]) учёный-индолог Борис Леонидович Огибенин, «множество голов при одной фигуре человека должно быть истолковано как изображение не только множества фигур, сопутствующих единственной изображённой полностью, но как наглядное исследование, представленное одновременно в его последовательности и результатах множества состояний одного человека. Выражение этого смысла через парадоксальное совмещение нескольких голов составляет приём языка этого искусства, когда семиотический смысл элемента ГОЛОВА (в условной записи абстрактных семантических единиц) передаётся серией из множества элементов, подчинённых этому основному элементу как названию класса символических единиц». По словам Огибенина, данное «изображение опирается на общий фонд сигналов, разнящихся друг от друга лишь настолько, чтобы выражать различный смысл или по крайней мере служить для выражения этапов движения сложного смысла, который может быть выражен совокупностью сигналов в их сочетании». Изображение, по мнению учёного, воплощает основной семиотический принцип метаморфозы.

Иллюстрация Эрнста Неизвестного к книге «Данте Алигьери. Малые произведения», 1968
© Ernst Neizvestny

Композиционно иллюстрация напоминает эскизы и будущую скульптуру Мастера «Древо жизни» (2004 г., Москва), соединившие в себе более 400 образов и символов человеческой цивилизации. Идея «Древа жизни» появилась у Эрнста ещё в середине 1950-х годов. Вероятно, с помощью этой задумки, Неизвестный пытался гармонизировать в своей философии не только понятия искусства, науки и техники, но и взаимоотношения, развивающиеся в человеческой и общественной природе, в том числе при взаимодействии личности и власти.

Третья иллюстрация к «Монархии» сочетает в себе космологические мотивы, выраженные на листе сферами, портретами и фигурами людей, отражающими понятия единичности и множественности (рис. 3). Лица в верхней части композиции будто подвержены действию времени: лицо юноши через несколько стадий сменяется лицом старика.

Иллюстрация Эрнста Неизвестного к книге «Данте Алигьери. Малые произведения», 1968
© Ernst Neizvestny

Смысловым центром последней иллюстрации является лицо, возможно, типизированного правителя, сочетающее в себе черты старца и пророка (рис. 4). Глаза правителя, по всей видимости, закрыты. Лицо окружено фигурами: от маленьких детей до взрослых по каждой горизонтали в порядке роста. Вероятно, они символизируют народ, развитие духовного самосознания этнической или иной общности, ведомой монархом. По мнению Огибенина, «одинаковые фигуры подданных являются умножением одной фигуры, многократно повторённой в окружении лика монарха», что является иллюстрацией принципов метаморфозы и отождествления.

Иллюстрация Эрнста Неизвестного к книге «Данте Алигьери. Малые произведения», 1968
© Ernst Neizvestny

Не все иллюстрации, сделанные Неизвестным, вошли в издание. Часть работ, созданных в 1967 г., также изображающих людей, фигуры, маски и руки, осталась в эскизной форме или была воплощена в технике офорта. На одной из них, как уточняет Огибенин, «человек оказывается таким, что его тело состоит из тел ещё многих человеческих существ, осмысленно переплетающихся друг с другом, образуя целостность; осмысленность обладает в этом случае функциональной природой, понятной в границах искусства, существующего для объяснения связей в их соотношении с целым». Таким образом, по мнению учёного, итог аналитической работы обрамляется графическим символом синтеза.

Эрнст Неизвестный. Из серии «Данте. Монархия». 1967. Офорт
© Ernst Neizvestny

В целом, иллюстрации к Данте не имеют чёткой привязки к тексту, что, учитывая содержание трактата (скорее научное, чем сюжетное) вполне закономерно. Вместе с тем у Данте и Неизвестного наблюдается постоянная перекличка политических идей и образов, выраженных в слове и форме различными метафорами, будь то рука, сфера, фигура человека. Особое значение для них приобретают понятия космоса и вселенной, человеческого рода и порядка его существования и политической организации.

Публикация приурочена к памятным датам, связанным с Данте Алигьери, 755-летию со дня рождения поэта и 700-летию со дня его смерти (2020 и 2021 гг.)

Примечания

[1] Данте Алигьери. Малые произведения. М.: Издательство «Наука», 1968. С. 306.
[2] Там же. С. 306.
[3] Там же. С. 308.
[4] Там же. С. 306.
[5] Там же. С. 309, 313.
[6] Там же. С. 306.
[7] Там же. С. 310.
[8] Ogibenin B. Ernst Neizvestny: Createur d’une archaigue nouvelle. Lisse, 1975.

Автор текста

Редактор проекта. Ведущий научный сотрудник ХМЭН. Кандидат исторических наук | Посмотреть последние публикации