Георгий Костаки

Георгий Костаки

Обложка: © Фотография Игоря Пальмина / Garage Archive Collection

Георгий Костаки
Дата рождения: 5 июля 1913
Дата смерти: 9 марта 1990
Дата знакомства с Эрнстом Неизвестным: 1960-е

В 1950-1970-е годы увидеть знаменитую коллекцию русского авангарда в квартирах дипломата греческого происхождения Георгия Костаки по нынешним меркам сродни посещению Новой Третьяковки на Крымском Валу. Собирать и покупать русский авангард Георгий Денисович начал ещё в конце 1940-х годов, когда тот, казалось, не представлял особой ценности. Он приобретал живопись и графику Казимира Малевича, Александра Родченко, Любови Поповой, Ольги Розановой, Марка Шагала и многих других. Стараниями Костаки шедевры мирового искусства были спасены от забвения на чердаках и в сараях, в чуланах и под кроватями (прим. – «прикроватная живопись» – явление во времена оттепели, когда работы художников русского авангарда, долгие годы хранившиеся в чуланах и подвалах, были извлечены и заново явлены общественности). С 1950-х годов его коллекцию пополнили работы новой волны советских художников, таких как Анатолий Зверев, Олег Целков, Дмитрий Краснопевцев, Эрнст Неизвестный. Для них дядя Жора выделил отдельную комнату в своём доме.

У Костаки было несколько квартир в Москве. Посетить «филиал Третьяковки» можно было по адресу Ленинский проспект дом 13, на проспекте Вернадского дом 59 в трёх небольших квартирах, соединённых в одну — № 95. Однако в скором времени политические власти, оценив масштаб коллекции, заинтересовались творческой деятельностью Костаки, начали оказывать давление, принуждали эмигрировать и расстаться с работами, что в дальнейшем было юридически оформлено в 1977 году. В обмен на возможность покинуть Советский Союз коллекционер подарил большую и лучшую часть своего собрания государству. Ныне работы находятся в фондах Третьяковской галереи.

На выставке в московском музее AZ (Анатолия Зверева), посвящённой Георгию Костаки и его собранию, в 2020 году была представлена бронзовая скульптура Эрнста Неизвестного – «Кентавр».

После эмиграции собиратель искусств приезжал в Нью-Йорк для организации выставок русского авангарда, там же общался с Неизвестным, посещал его персональный музей «Древо жизни» в Швеции во время поездок на лечение в Стокгольм.

Источники

Текст подготовил

Основатель проекта. Старший научный сотрудник ХМЭН | Посмотреть последние публикации