Мстислав Ростропович

Мстислав Ростропович

Обложка: Слева направо: Мстислав Ростропович, композитор Дмитрий Шостакович и сопрано Галина Вишневская в аудитории в Королевском Альберт-Холле в Лондоне. 24 августа 1962
© Photo by Erich Auerbach / Getty Images

Мстислав Ростропович
Виолончелист, композитор, дирижёр
Дата рождения: 27 марта 1927
Место рождения: Баку, ЗСФСР, СССР
Дата смерти: 27 апреля 2007
Место смерти: Москва, Россия
Дата знакомства с Эрнстом Неизвестным: 1960-е

Мстислав Леопольдович Ростропович родился 27 марта 1927 года в семье профессиональных музыкантов — виолончелиста Леопольда Ростроповича, сына пианиста и композитора Витольда Ростроповича, и пианистки Софьи Федотовой в Баку.

 

Ростропович и Неизвестный внешне они были разными, но объединяло их одно – искусство. Энергия и желание творческого высказывания.

Эрнст Неизвестный — скульптор, выпускник Художественного института имени В. Сурикова, по выражению мамы, писательницы Беллы Дижур «человек с удивительно печальными глазами». Он предупреждал: «Я имел строптивый, волевой характер. У меня буйный темперамент. Мой девиз «всё или ничего». Неукротимая сила, энергия и воля заключены в его выразительных скульптурах, таких к примеру, как «Орфей», «Кентавр указующий», «Пророк».

Мстислав Ростропович другой – он дирижёр, выдающийся виолончелист, выпускник Московской консерватории имени П. Чайковского. Человек широкой души, обладающий даром дружбы и удивительного, искромётного юмора. В студенческие годы Славу Ростроповича друзья называли «подсолнух» за то, что он всегда тянется к солнцу. Тянется к прекрасному.

Оренбург – прекрасный русский город с многолетней историей. Так получилось, что корни двух семей – Ростроповичей и Неизвестных связаны с Оренбургом.

Дед и отец Эрнста Неизвестного были родом из Оренбурга. Софья Николаевна Федотова пианистка, мама выдающегося виолончелиста Мстислава Ростроповича также была родом из Оренбурга. Семья Ростроповичей жила в Оренбурге в годы эвакуации с 1941 по 1943-ий годы. И именно Оренбург стал для Славы Ростроповича местом, где он повзрослел, где он впервые начал давать свои сольные концерты, обрёл свою аудиторию, впервые начал профессионально преподавать вместо отца. Ему едва исполнилось 15 лет.

Время и бремя Великой Отечественной войны каждого из наших героев закалило по-своему. 17-летний лейтенант Эрнст Неизвестный прошёл сполна дорогами войны. В Вене в апреле 1945 года он получил тяжёлое ранение, пережил клиническую смерть, был награждён орденом «посмертно», но сумел выжить, выстоять и вернуться к мирной жизни.

15-летний Мстислав Ростропович в 1942 году занимает место своего отца преподавателя виолончели в музыкальном училище Оренбурга, так как его отец Леопольд Витольдович в 1942 году умер. В это же время Слава Ростропович даёт многочисленные концерты на разных площадках Оренбурга, спасая людей от отчаяния своей музыкой.

Вспоминаются слова Эрнста Неизвестного: «Я был честным, чистым мальчиком, но вот эта накалённая обстановка требовала, чтобы я говорил не тенором, а басом».

Интересно, что в Оренбурге в 2002 году, в доме, где в эвакуации жида семья Ростроповичей, открылся Дом музей музыкантов Мстислава и Леопольда Ростроповичей.

Две творческие биографии, две творческие судьбы Ростроповича и Неизвестного помимо оренбургской земли, Великой Отечественной войны, тем, что они занимались искусством, их объединяет и ещё одни факт биографии – это вынужденная эмиграция. Разлука с Родиной.

Во второй половине 1940-х годов виолончелист Ростропович дал свои первые большие концерты в Москве, Киеве и Минске. А после победы в нескольких международных музыкальных конкурсах отправился на гастроли по странам Европы, а затем и по всему миру. Так Ростропович получил международное признание.

Тем временем, Эрнст Неизвестный окончил Московский художественный институт им. Сурикова по специальности художник-скульптор и параллельно слушал лекции на философском факультете МГУ им. Ломоносова.

К 1960-м годам имена Ростроповича и Неизвестного – это имена состоявшихся деятелей отечественной культуры и тем больнее им было расставаться с Родиной.

Мстислав Ростропович не был диссидентом. Он поплатился за дружбу с опальными тогда композиторами Дмитрием Шостаковичем и Сергеем Прокофьевым. К Шостаковичу он приезжал вместе помолчать, в телефоном разговоре Дмитрий Дмитриевич так и говорил, «приезжайте, давайте вместе помолчим, Слава». С Прокофьевым Ростропович провёл три последних лета на даче у композитора. Также семья Ростроповичей поддерживала опального тогда писателя Александра Солженицына, которому Мстислав Ростропович по доброте душевной предложил провести некоторое время на его даче в Жуковке. К тому же из-за постоянных американских и европейских гастролей семье Ростроповичей ставилось в вину (от госструктур) «ведение антипатриотической деятельности». Позже Солженицын писал, что «Ростропович, предложив мне приют широкодумным порывом, ещё совсем не имел опыта представить какое тупое и долгое на него обрушится давление».

Причиной отъезда Эрнста Неизвестного, по его словам, послужил эстетический конфликт с властью. Знаменитая выставка 1962 года в московского Манеже стала переломным моментом в творческой судьбе скульптора. Видные чиновники во главе с Н. С. Хрущёвым публично раскритиковали творческий метод художника, назвав серию его скульптур «Война это…» — «фабрикой уродцев», а самого скульптора «бракоделом».

Отсутствие заказов и эстетические разногласия с властью вынудили скульптора Неизвестного также покинуть Родину. В марте 1976 года Эрнст Неизвестный уезжает в Европу, а затем в Америку (США).

Эрнст Неизвестный. Портрет Шостаковича. 1976. Бронза, 1976. Собрание музея «Древо жизни», Уттерсберг, Швеция
© Ernst Neizvestny / Museum Tree of Life by Ernst Neizvestny

Одна из первых работ Эрнста Неизвестного в эмиграции – это скульптурный портрет Д. Шостаковича. Эрнст Неизвестный выполнил его по просьбе своего друга Мстислава Ростроповича, который в то время уже занимал пост главного дирижёра Вашингтонского национального симфонического оркестра, располагавшегося в здании Центра исполнительских искусств имени Дж. Кеннеди в Нью-Йорке. И именно в Центре Кеннеди состоялось торжественное открытие портрета Шостаковича. Скульптор представил Дмитрия Шостаковича в образе отрешённого мыслителя. Маэстро задумчив и погружён в себя. Неизвестный был знаком с Шостаковичем лично. Он вспоминал редкие встречи в Москве с Дмитрием Дмитриевичем, как «магнетически ощутимое явление гения» в своей жизни.

В своё время немаловажную роль в судьбах Мстислава Ростроповича и Эрнста Неизвестного сыграл Пауль Захер. Известный швейцарский дирижёр, знаток и покровитель искусств. Именно Захер помог Ростроповичу приобрести антикварную виолончель Страдивари-Дюпора 1711 года. А для Эрнста Неизвестного Захер приобрёл собственную студию. Для Эрнста Неизвестного дом Пауля и Майи Захер стал первым прибежищем, доброй остановкой на пути эмиграции из Советского союза в Соединённые Штаты Америки.

 

Слава Ростропович сделал меня членом американской элиты, в которую всю жизнь стараются попасть самые богатые и знаменитые люди, да не всем удаётся. И сделал он это на третий день моего пребывания в Америке. Мы тогда открывали мой бюст Шостаковича в Кеннеди-центре, и там Слава меня представил всем-всем-всем, кого он «наработал» за те тридцать лет, что был связан с Америкой. Я сразу вошёл в эту среду. Энди Уорхол, Пауль Захер, Генри Киссинджер, Артур Миллер, Рокфеллер, принцесса Грейс – могу именами бросаться сколько угодно. Я был как свой среди самых модных светских снобов… Но! Эта светская жизнь затормозила моё творчество на многие годы! Я понял, что быть там социальным человеком – это вторая профессия. А у меня времени на вторую профессию нет.Эрнст Неизвестный. «Живу как хочу, или пусть меня убьют». Журнал «Медведь». 2013

 

Эрнст Неизвестный и Мстислав Ростропович на открытии бюста Шостаковича (работы Эрнста Неизвестного) в Центре исполнительских искусств им. Дж. Ф. Кеннеди. Вашингтон, 1976. Фотография Ричарда Браатена
© Richard Braaten / Архив Анны Грэм / Художественный музей Эрнста Неизвестного

В 1993-м году по заказу Фонда американо-российского культурного сотрудничества (ARCCF) Эрнст Неизвестный выполнил в патинированной бронзе Модель медали премии «For enriching American Russian cooperation» («За значительный вклад в американо-российские культурные отношения»), поместив с одной стороны профиль Мстислава Ростроповича, а с оборотной ладонь маэстро, словно объединяющую две надписи «культура» и «сотрудничество». Напомним, среди лауреатов премии в разные годы были Мстислав Ростропович, пианист Ван Клиберн, русский хореограф Игорь Моисеев, библиотекарь Конгресса США доктор Джеймс Биллингтон, русский переводчик американской литературы Татьяна Кудрявцева, художественный руководитель Мариинского театра маэстро Валерий Гергиев, выдающийся русский поэт Евгений Евтушенко, а также легенда американского джаза Дэвид Брубек, джазовые музыканты Винтон Марсалис и Игорь Бутман, президент Центра Кеннеди Майкл Кайзер и др.

Эрнст Неизвестный. Модель медали премии Мстислава Ростроповича. 1993. Фотография Владимира Лазарева
© Ernst Neizvestny / Museum Tree of Life by Ernst Neizvestny

Их объединяет не только дружба. Судьбы Ростроповича и Неизвестного имеют удивительные параллели. В первую очередь — это пронзительная искренность художников по отношению к себе, своему творчеству и к людям. Наконец, храбрость в выборе своего пути.

Мстислав Ростропович и Эрнст Неизвестный — это пример людей мира. Пример безоговорочного служения искусству.

Научный сотрудник ХМЭН | Посмотреть последние публикации